Ложь как социально-психологический феномен

Ложь изучается учеными с самого начала становления философии как науки. Одними из первых этот социально-психологический феномен начали разбирать Аристотель и Платон. Они ставили задачу разобраться в природе обмана и лжи, сущности морально-психологических аспектов подобных проявлений социальной активности человека. В наше время изучение лжи, факторы ее провоцирующие и виды ее проявления стали вопросом, волнующим психологов, психиатров, юристов, социальных работников. С течением времени, ростом научно-технического прогресса и понимания физиологического проявления психологических механизмов человеческого сознания, исследователи создали полиграф, способный идентифицировать ложь с некоторой долей вероятности. Данный факт очередной раз показывает, что любое явление психологической природы человека важно в первую очередь изучить с точки зрения физиологии. 

С точки зрения психологии, обман проявляет себя как сознательная попытка одного человека сформировать ложные представления о тех или иных обстоятельствах в сознании другого. Данное действие подразумевает не только сам акт дезинформации, но и обязательную попытку сокрытия факта намеренной лжи и личных мотивов. Нередко, когда человек привыкает к определенному успеху использования инструментов лжи, это превращается не в разовые акты дезинформации, а закрепляется в стойкую систему поведения. 

Анализируя стратегию людей во время попытки совершения обмана, исследователи вывели ряд обязательных признаков обмана.
1. Объективная ложь, способная представляться в форме доступной информации: высказывание, текст, графическое изображение, жесты. 
2. Обязательное осознание лгущего того, что передаваемая им информация не является истиной. 
3. Стремление сформировать у ложной информации достоверный вид истины.  

Во все времена, что ложь известна как социально-психологический феномен, существовало два подхода к моральной стороне обмана. Некоторые философы не только допускали использование лжи, как инструмента воздействия, но и считали это в ряде случаев необходимостью. Платон считал, что правитель без колебания должен лгать как своим гражданам, там и внешним неприятелям своего государства. В своем письменном труде “Республика” Платон упомянул, что считает важным право судьям и врачам искажать истину, если это может послужить государству, народу или необходимо в их трудовой деятельности. В свою очередь, Вальтер писал о лжи, как о высшей добродетели, которую важно приумножать в своей жизни и нести в сознания других людей. Шопенгауэр считал, что борьба с обманом и ложью – это жалкая заплатка на одежде убогой морали. 
Всегда существовал и другой подход к вопросу лжи. Позиция христианской морали, которая как никто создавала пласт борьбы с любым проявлением обмана, считая ложь недопустимой в любом случае. Аврелий Августин, будучи епископом, отвергал любую из возможных форм обмана, утверждая, что он разрушительно влияет на доверительные отношения между людьми. Соловьев В. С. был одним из русских философов, допускавших прибегание к манипулятивным техникам и дезинформации при благих намерений лжеца. Но осуждал обман в личных мотивах.

Разнообразие философских подходов к данному вопросу говорят о том, что в человеческом социуме имеется большой диапазон моральной реакции и нравственного ответа человека на ложь. Гибкость мнений в отношении лжи также подтверждает, что люди имеют большой разброс в насыщенности обмана в своем социально-коммуникативном инструментарии. Повседневная жизнь нередко сталкивает человека с ситуациями, когда манипулятивные техники и дезинформация способны решить многие его проблемы. Здесь и имеет решающую роль морально-нравственная оценка введения в заблуждение. Менее беспринципные индивиды непременно обладают более высокой вероятностью использовать обман для достижения той или иной цели.  

Важно отметить, что использование только критериев сознательности обмана лгущем не всегда может быть достаточно, если речь идет о лжи в негативном ключе. Не стоит забывать, что дружеская шутка, розыгрыш не несут в себе умысла причинения ущерба в том масштабе, в котором это можно было бы характеризовать как манипулятивный прием. 

Также социальная оценка и приемлемость манипулятивных техник воздействия для дезинформации может варьироваться в зависимости от среды, в которой ложь применяется. Как и любой социально-психологический феномен, обман необходимо исследовать и описывать в контексте социальной среды, действующих лиц. Существуют такие условия и сферы трудовой деятельности, когда такие элементы взаимодействия между людьми, как ложь и обман, являются частью профессиональной особенности. В дипломатии, политике, военной стратегии и операции спецслужб манипуляция, ложь, обман рассматриваются как средства достижения поставленной цели. Конечно, в ряде случаев это может ограничиваться законом, как запрещается, например, истцу давать заведомо ложные показания суду. Однако, законом не регламентируется использование манипулятивных стратегий, которые могут неосознанно ввести в заблуждение адвоката ответчика. Тем самым, сторона защиты примет неверную тактику в судебном процессе, не сможет вовремя «прикрыть тылы» и отбиться от настоящих юридических аргументов адвоката истца. История масштабных военных конфликтов не раз фиксировала случаи, когда грамотные военачальники фабриковали ложные донесения, оставляя фальшивую документацию и подкидывая мертвым посыльным со своей стороны дезинформацию. Подобные действия могли совершить глобальное изменение на карте боевых действий. Намеренное введение в заблуждение командования врага способно развернуть целую армию, оставив стратегически важные направления. Подобные приемы не порицаются в своей социальной среде, где они используются, так как нередко являются единственным способом достигнуть цели. 

Нравственно-моральный ответ на ложь отдельным индивидом. Причины формирования склонности к манипулятивным техникам. 
Основополагающими факторами становления личности, приемлющей постоянное использование манипуляций, лжи и обмана, принято считать события раннего детства и средней школы. В это время происходит важный этап формирования личности и социальных навыков. Условия жизнедеятельности и обучения ребенка могут провоцировать и склонять к формированию установок, что ложь заметно упростит его быт, позволит куда проще достигнуть некоторых целей. Детские психологи и социальные педагоги, как правило, считают, что страх наказания, неуверенность чаще всего толкают ребенка на применение манипулятивных приемов дезинформации. Жестокое окружение, пьющие родители, неадекватные преподаватели, агрессивные сверстники – основные причины возникновения в ребенке устойчивого чувства неуверенности, страха. Эти психологические установки могут оказывать влияние на всю жизнь человека, причем даже на не связанные с причиной темы. Психологический комфорт в принципе может начать достигаться человеком только в атмосфере собственной лжи, которой он окружил себя, считая такие условия наиболее безопасными для себя. 

На ранних этапах психологического формирования и развития человек начинает формировать навыки социальной адаптации и защиты. Постоянные неприятные эмоции и положение «жертвы» из-за окружения могут вынудить постоянно прибегать к манипулятивным техникам дезинформации и лжи. Ребенок может привыкнуть, что для него безопаснее скрыть свой личный проступок от родителей, если они реагируют на подобные вещи психологическим или физическим насилием. В дальнейшем будущем, когда ребенок станет специалистом, ложь станет постоянным инструментом избегания замечаний, негативных комментариев работы со стороны начальства. Более того, человек может достигнуть успеха, если ложь и обман были использованы достаточно умело и в продуктивном направлении. 

Не только страх может стать причиной возникновения склонности к манипулятивным техникам, но и осознание того, что ложь нередко является способом воздействия на ребенка взрослыми, родителями. Наполнение обычного родительского общения с ребенком обманом, когда ребенок осознает лживость заявлений своих родителей, является сильным катализатором таких же тактик общения как со сверстниками, так и взрослыми. Формы воздействия на взрослых, манипуляции ими могут варьироваться в зависимости от отдельных особенностей обстоятельств и индивидуальных качеств ребенка. Это могут быть постоянные симуляции болезней, плаксивость, пассивная агрессия. 

Исследуя предпосылки врожденного формирования пристрастия к систематичному использованию лжи, психологи нередко замечают наличие наследственных факторов, которые определяют психологическое развитие индивида. Существует предположение о стойкой зависимости наследственной предрасположенности отдельных личностей к альтруистическому и эгоистическому поведению внутри социума. Конкретно эгоизм является внутренним стимулятором для очередного включения лжи в арсенал средств достижения целей. 
Также с некоторой вероятностью ложь может присутствовать в инструментарии человека отталкиваясь от его типа личности. Истероидность, как качество личности, непременно включает в себя акты демонстративности, что ведет к приукрашиванию своих параметров, достижений и возможностей, в том числе с помощью введения в заблуждение. 

Общество в целом обладает большим количеством предпосылок (от семьи и кончая социальными институтами) для формирования стойких предпосылок как для регулярного использования лжи для своих целей, так и проявлений патологической лживости отдельных индивидов. Особо заядлые лжецы могут неосознанно для себя прибегать к системе взглядов, как макиавеллизм, который включает в себя оправдание любых средств для достижения поставленной цели. Индивиды с подобными взглядами на социум предпочитают систематично фильтровать распространяемую информацию, легко искажая ее, если это необходимо для манипуляции другими людьми и влияния на их сознание. Именно понимание того, что люди легко поддаются манипуляции при помощи дезинформации, делает макиавеллистов искусными лжецами, не давая при этом испытывать угрызений совести.