Психоаналитическая психотерапия.

Психоаналитическая психотерапия

Психоаналитическая психотерапия — четверг, 27 ноября 2014 г. Светлана

Светлана ведет блог о том, как психоаналитическая психотерапия помогла ей справиться с тревожным расстройством. 

 «Такие вещи не случаются с такими людьми, как я. Я просто глупая, жалкая и слабая, почему я не могу справиться? Все время от времени нервничают, верно?» 

Мне 39 лет, я замужем, у меня ответственная работа, и у меня хорошее физическое здоровье. Я всегда заставляла себя добиваться результатов и была решительной. Меня считают успешной, уверенной в себе и дружелюбной. Но у меня есть секрет на всю жизнь. 

Меня запугивали как физически, так и эмоционально, и этот опыт, несомненно, оставил свои шрамы. Но, безусловно, самый жестокий хулиган находится в моей голове. Моя самооценка очень низка. 

Этот внутренний голос постоянно меня задирает: «ты смешна», «этого недостаточно», «ты смущаешь». «Ты». ты странная»,« тебя никто не любит, ты никому даже не нравишься »,« ты тупая… »

Психоаналитическая психотерапия: 

Одним холодным зимним январским вечером я бродила одна по набережной плакала, почувствовала онемение, внутреннее омертвление и бесполезность. Последние несколько месяцев были тяжелыми. На работе у меня случился приступ паники, который сильно расстроил меня и усилил мое растущее чувство беспокойства, боязни другого. Но в моей жизни бывали и похуже, и я просто пыталась справиться. 

Я боролась еще несколько недель, но не могла нормально мыслить. Я стала забывчивой и сбитой с толку, я не могла  спать, у меня было постоянное чувство надвигающейся паники, я теряла контроль и расстраивалась.  Я оставила ключи в входной двери, забыла свой пин-код, была истощена морально и физически … и у меня случился нервный срыв. 

В какой-то момент я забыла, как водить машину и где живу. Громкие звуки пугали меня, атмосфера или просто нахождение рядом с людьми сильно влияли на меня, каждый разговор с коллегами или друзьями вызывал сильную неконтролируемую паранойю. 

Мне казалось, что я схожу с ума, поэтому я взяла себя в руки и пошла к моему терапевту в тяжёлом состоянии. Мне поставили диагноз тревожное расстройство, прописали лекарства, и я  две недели не работала. Я справлялась с лекарствами, пока не не нашла психотерапевта, а затем начала курс психоаналитической психотерапии. 

Мой психоаналитический психотерапевт позволил мне исследовать, что происходит, и отправил меня в путешествие, чтобы понять, как мой внутренний критик был продуктом добровольных, часто необоснованных и жестких правил, которые я невольно создала для себя на протяжении многих лет. Эти правила проистекают из глубоко укоренившихся, давно сформировавшихся основных убеждений. Здесь хранятся все мысли и мнения, которые вы сформировали о себе на собственном опыте и от других. 

Но вот в чем дело — иногда эти основные убеждения основаны на ошибочных, вредных, жестоких, искаженных или совершенно неправильных мыслей в первую очередь. Иногда изучение этих верований и того, что их сформировало, было поучительным. В других случаях это сильно расстраивало и било по «голым нервам» из-за глубоко укоренившихся, а иногда и давно забытых переживаний. Но после выявления их можно было обсудить, переоценить и придать форму с помощью психотерапевта. 

Благодаря психоаналитической психотерапии я заново открыла для себя свой голос и присутствие на встречах на работе. 

 «Я больше не излишне анализирую каждую мелочь, что происходит, беспокоясь о любой потенциальной ошибке или ошибке, которую я сделала.»

Я была одержима тем, что думают обо мне другие, и паниковала по этому поводу, поэтому я научилась не волноваться так сильно и даже говорить себе» ну и что ?! «, что было невероятно раскрепощающим. . 

Несмотря на то, что я закончила курс психоаналитической психотерапии, я все еще в процессе. Возможно, я еще не в состоянии признать себя милой, но я могу сказать «Я в порядке”.

Социальные мероприятия по-прежнему являются сложной задачей, но я научился принимать комплименты и положительные отзывы, не просто игнорируя их, а лишь подбирая малейшие критические замечания, воспринимаемые или нет, чтобы любить себя. 

Я воспринимаю вещи гораздо менее лично и добилась  больших успехов в том, чтобы быть более открытой и делиться своими чувствами; просить о помощи вместо того, чтобы постоянно притворяться, что все в порядке. Разговоры с другими помогли им понять мое беспокойство. Более того, это позволило друзьям и коллегам рассказать о своем собственном опыте психического здоровья, что, я надеюсь, будет означать, что мы будем больше заботиться друг о друге и замечать, когда другим нужна поддержка.